Людмила Багаутдинова
Семинар "Открытый разум - открытое сердце" (июнь 2018)
«Просто открыть свое сердце всему, что тебя окружает: и к чему ты чувствуешь свое расположение и к чему его нет совсем...»

О милосердии...
Казалось бы: как просто его проявлять.... просто открыть свое сердце всему, что тебя окружает: и к чему ты чувствуешь свое расположение и к чему его нет совсем...
С чувством, что я запросто смогу это сделать, я отправилась на очередную пешую 20-минутную прогулку, когда была на семинаре Ольги Берг.

Мой взгляд на прогулке останавливался на всех живых и не живых существах и задание было такое, чтобы называть все, что видишь, только односложными словами (существительными) без каких бы то не было оценочных дополнительных слов (прилагательных), т.е. просто называть: женщина, мужчина, дорога... без каких-либо прилагательных ВООБЩЕ. И фиксировать свои мысли в этом процессе.

И тут мой взгляд падает на трех мужчин (если оценочно, то БОМЖей), очень увлеченно друг с другом разговаривающих и что-то мутное из стакана распивающих. И, вспомнив про то, что я гуляю с безоценочным суждением, я подумала: ну, если это тоже просто мужчины, то смогу ли я быть на столько открытой сердцем, что смогу просто обнять такого мужчину.

После окончания семинара эта мысль не давала мне покоя. И я решила, что вот как я увижу очередного человека, просящего милостыню, я подойду, спрошу его можно ли его обнять и обниму.

И это нужно не ему, что это нужно мне. Это я хочу посмотреть вглубь себя и послушать, что скажет мне моя брезгливость, страх, что меня неправильно поймут, опасение подхватить какую-то заразу, узнать свои истинные чувства к грязноодетому и дурнопахнущему человеку...

И вот вчера я пошла за молоком к автоматам, которые установлены у метро и около которых иногда я встречаю неопределенного возраста бородатого, нечесанного, странно одетого мужчину, сидящего с иконой и просящего милостыню. Конечно, про то, что я хотела обнять первого попавшегося нищего, я запамятовала, но подойдя к автоматам с молоком, я увидела того же самого нищего, но одетого в чистую куртку, брюки, туфли, опрятную темно-синюю рубашку... с помытыми волосами, с расчесанной бородой и сидящего с той же самой иконой и перевернутой кепкой с мелочью.

Я наливаю молоко и вспоминаю про данное себе обещание обнять первого попавшегося человека, просящего милостыню. Подхожу к мужчине, спрашиваю:
- Вам на что-то не хватает денег?
- Ни на что не хватает...
- В смысле, на что именно Вам не хватает?
- С тех пор, как у меня сгорел дом, мне мало на что хватает.
- А где вы живете?
- Сейчас тепло, сплю в парке.... зимой - в других местах...
- А неужели нет для вас какой-то социальной помощи?

Тут мужчина с отчаянием и болью посмотрел на меня и очень устало сказал, что на самом деле - нет, что это только слова, а на деле, кроме церкви никто ему не помогает. В церкви ему дают одежду и еду и все, что на нем - это благодаря церковной помощи, но никак не социальной...
- А где был Ваш дом?
- В Калужской области.
- А там у вас кто-то остался?
Молчание....
Я достаю оставшиеся от молока 100 рублей, протягиваю ему и спрашиваю:
- Можно я вас обниму?
Он пожимает плечами, я обнимаю его за плечи и чувствую, что от него пахнет свежестью, ветром и цветами...

И думаю о милосердии Вселенной. Ведь она мне для моих объятий прислала именно этого нищего: помывшего, хорошо пахнущего и чисто одетого в этот момент. А я представляла как мне придется обнимать пьяного и дурнопахнущего БОМЖа...

Я ушла, и еще долго слышала, как он просил Господа спасти и сохранить меня... не его... А я про себя молилась за его спасение и сохранность.